Быть может Вы ищете:

Как в 1941 году спасали коллекции Павловского дворца

Ученый секретарь ГМЗ «Павловск» Людмила Валентиновна Коваль рассказывает о том, как в 1941 году спасали коллекции Павловского дворца.

Сегодня далеко не все посетители Павловска могут себе представить, что происходило в музее, когда началась война.

22 июня 1941 года в Павловске было много экскурсантов, когда по громкоговорителю прозвучало сообщение об объявлении войны.

Директором музея в тот период был Иван Кондратьевич Микрюков, назначенный на этот пост в начале 1941 года. Будучи человеком далеким от искусства, он, тем не менее, понимал особую значимость Павловска. Директор сразу же подумал о консервации музея и о спасении музейных коллекций, хотя еще не поступило никаких распоряжений.

Еще в 1936 году в Ленинграде был разработан план на случай войны, в котором предусматривалась эвакуация наиболее ценных экспонатов из четырех дворцов-музеев, бывших резиденций династии Романовых, на случай их бомбардировки вражеской авиацией. Оккупация пригородов Ленинграда в эвакуационном плане вообще не рассматривалась. Для музейных предметов в соответствии с тщательно продуманным списком (около 5 000 ценностей) была заранее заготовлена тара и предусмотрены 8 вагонов для их вывоза за пределы Ленинграда, из них два предназначались для Павловска. В результате проведения генеральной инвентаризации 1938-1940 годов в пригородных дворцах, на учете в музеях состояло более 180 тысяч предметов. Таким образом, речь шла об эвакуации примерно 3% ценностей, что говорит о несовершенстве плана 1936 года.

В Павловске И.К. Микрюков распорядился освободить от экспонатов все парадные залы и фонды и разместить их в помещениях первого этажа. Была начата упаковка экспонатов в готовую тару, удалось достать сухие доски для изготовления дополнительных ящиков, что позволило 6 июля отправить первую партию в Горький. Этот город еще в довоенное время, был определен в качестве эвакуационной базы. В 34  ящиках находилось 755 уникальных предметов, среди них Севрский туалетный прибор, две большие севрские вазы, а также шедевры Императорских стеклянного и фарфорового заводов – ваза-треножник из хрусталя и цветного стекла из Зала Мира, стеклянный стол с умывальным прибором и Зеленый фарфоровый туалет из Туалетной Марии Федоровны. Сопровождала ящики с экспонатами молодая сотрудница музея Елена Григорьевна Левенфиш, которая отправилась в этот путь с маленькой дочкой.  

Работы пошли ускоренными темпами, когда 5 июля 1941 года главным уполномоченным по эвакуации музейных ценностей из Павловска была назначена Анна Ивановна Зеленова, у которой уже был 10-летний опыт работы в Павловском дворце. К тому же, она руководила Генеральной инвентаризацией музейных коллекций, она хорошо знала предметы, понимала их значимость. Она сразу окунулась в работу, и 13 июля в Горький была отправлена вторая партия – 43 ящика с 1659 предметами в сопровождении Антонины Егуновой. Это количество вещей уже превышало 1936 года. Все ящики с павловскими коллекциями были размещены в красивой Строгановской церкви, превращенной в Коммунальный музей. Но, как оказалось, ненадолго.

В Павловском дворце остро не хватало тары. Когда ящики и заготовленные доски закончились, начали разбирать заборы у хозяйственных построек, а затем деревянные перегородки в служебных флигелях, из которых нужно было вынимать старые гвозди. Не было упаковочного материала, и сотрудники решили использовать скошенное сено и солому. Как позднее писала Анна Ивановна: «Это были дни и ночи невероятной спешки. Налеты учащались… Окна дворца наглухо заколотили. Электричества не было. Работали со свечами, а потом жгли веревки или скрученную бумагу… Упаковку ценностей продолжали днем и ночью. Хотелось как можно больше отправить вещей подальше от бомбежек и обстрелов». 21 августа в город Сарапул в Удмуртии отправился эшелон с музейными ценностями из пригородных музеев. На этот раз из Павловска уезжали 63 ящика с 3168 экспонатами. Их сопровождали хранители Инна Стоббе и супруги Куровские. Они уезжали, когда немцы уже заняли Чудово. Сарапульский краеведческий музей, размещавшийся в красивом здании эпохи модерна, приютил коллекции из Павловска.

В день отправки эшелона А.И. Зеленова получила по телефону распоряжение о назначении ее директором в связи с призывом в армию И.К. Микрюкова. Теперь она отвечала полностью за весь объект. Ей было 28 лет.

График работы отсчитывался уже не днями, а часами. 30 августа, когда немцы заняли станцию Мга, железнодорожное сообщение оказалось прерванным, и дальнейшая эвакуация музейных ценностей вглубь страны стала невозможной. Вокруг Ленинграда сжималось кольцо блокады. До этого трагического дня оставалась одна неделя, только в Павловске этого еще не знали. Из Управления культуры А.И. Зеленова получила приказ направлять транспорт с музейными ценностями в Ленинград в Исаакиевский собор. Он стал надежным хранилищем экспонатов из пригородных дворцов-музеев на все 900 блокадных дней. Именно сюда 1 сентября были отправлены из Павловска музейные вещи четвертой очереди, 3 сентября – пятой, 5 сентября - шестой. Всего – 2180 музейных предметов в 57 ящиках. Ящики, как рассказывала А.И. Зеленова, вопреки правилам, грузили в три этажа. При отсутствии транспорта, посылали на подводах.

Когда все залы дворца опустели, мраморная скульптура оставалась на своих местах. Оставлять ее было нельзя, в окна залетали осколки, но попытки вынести скульптуру на носилках не увенчались успехом. Внезапно пришла идея завернуть статуи в ковровые дорожки и тянуть до лестницы. Когда все статуи были внизу, их решили разместить в подвале Северного квадратного корпуса. Из Египетского вестибюля, где так и остались три самые большие статуи, скульптуру пришлось тянуть волоком до входа в подвал. В узком отсеке подвала разместили все античные статуи и бюсты, а также статуи муз из библиотеки Марии Федоровны. Отсек замуровали кирпичом, а чтобы стена не выглядела новой, ее затерли песком и грязью с остатками цементного раствора, заодно и другие стены забросали грязью. Этот тайник надежно защитил уникальную коллекцию от оккупантов. В парке на Больших кругах и Двенадцати дорожках стояли мраморные и бронзовые скульптуры. Но и тут пришло верное решение - схоронить статуи на газонах вблизи пьедесталов. Когда статую «Мир» опускали в глубокую яму, кто-то написал карандашом: «Мы вернемся и найдем тебя». Чтобы изрытая земля не выдала тайны, места захоронений засеяли травой, укрыли листьями и сломанными ветками. Сама Анна Ивановна сделала планы захоронений и хранила их всю блокаду. Это еще один подвиг сотрудников музея. Не все удалось спрятать, не хватило времени. Фигуры львов и многие вазы были разбиты оккупантами, но спустя годы, благодаря труду реставраторов они возвращаются на свои места.

Когда осенью 1941 года в Павловске уже хозяйничали оккупанты, в Горьком, который бомбили фашисты, музейные сотрудники спешно переупаковывали ящики с коллекциями для отправки в Новосибирск. Туда они прибыли во второй половине декабря. Ящики с ценностями разместили в еще не законченном Новосибирском оперном театре. Главным ответственным лицом, который отвечал за все коллекции пригородных музеев, был назначен Анатолий Михайлович Кучумов. До войны он заведовал Александровским дворцом в Царском Селе.

Новосибирск, Сарапул и Исаакиевский собор в блокадном Ленинграде стали местами, где нашли свое пристанище в годы войны уникальные павловские коллекции. В тяжелых условиях внезапно начавшейся войны, при дефиците материальной базы музейные работники совершили настоящий гражданский подвиг во имя сохранения национального наследия и подготовили моральную основу будущей победы.

 

*Цифры по количеству эвакуированных из Павловска музейных предметов приведены по данным 1941 года


Наверх
© ГМЗ «Павловск» Copyright 2013 - 2020 Разработка сайта: a2lab.pro